| Главная | Анонсы | Новости | Обновления | Рейтинг игроков | Кампания | Контакты | English |
24 сентября 2009
Всероссийская выставка стендового моделизма ?День победы?
подробнее >>>

09 сентября 2009
Игротека на Тишинке
подробнее >>>

16 июня 2008
Долгожданные новинки !
подробнее >>>

28 ноября 2007
С Новым 2008-м годом !
подробнее >>>

17 августа 2006
Эльфийская волшебница в продаже !!!
подробнее >>>

Поиск :
Ссылки :
www.zvezda.org.ru
Звёздный десант
www.ageofbattles.ru
www.ringrule.narod.ru
www.katanatoys.com
Наш баннер :

www.ringofrule.ru

I. Люди

“Пока у бабочки нет крыльев, она не может долететь до паутины. Так и воин, не научившийся в совершенстве владеть своим оружием, не способен с честью умереть в праведном бою и вознестись пред светлы очи Хранна. Битва есть единственный путь в светлые чертоги нашего Отца. Помните это.” Много лет назад высеченная на камне фраза легко читалась и сейчас. Скрижаль стояла справа от исполинского входа в храм Хранна Победоносного, самого исполинского сооружения в столице. Шпили храма уходили высоко в небо, как бы подпирая белесо-лазуревый свод облаков.

Первосвященник Церкви Девяти стоял на балконе главного храма Ронстрада. Балкон был специально предназначен для подобных выступлений, проходивших каждый год в день весеннего равноденствия, в тот мистический момент, когда день равен ночи, и светлые и темные помыслы в душах людей находятся в зыбком равновесии. Но сегодня Первосвященнику приходилось говорить в неурочный день и час. В Ронстрад пришла беда, и ее надо встретить.

На центральной площади Гортэна колыхалось сплошное людское море. Защитники королевства стянулись сюда изо всех концов страны. Все Ордена прислали свои лучшие, отборные отряды. Вычищенные до блеска стальные доспехи рыцарей пестрели различными гербами, знаками отличия, знамена реяли на ленивом теплом ветру Срединных равнин.

- Причину нашего спешного сбора здесь, я думаю, объяснять не надо. Но я еще раз скажу: итак, две недели назад Проклятые захватили Элагон, наш, казалось, неприступный западный рубеж, гордость королевства, город магов и торговцев. Ворвавшись в город, некроманты убили или… или обратили всех жителей, не щадя ни стариков, ни детей, - Первосвященник говорил все громче и сбивчивей, срываясь на крик. - На кладбищах расходилась земля, падали надгробия, и покойные горожане присоединялись к армии Проклятых. Их силы растут с каждым днем, и скоро они двинутся на Столицу. Святыни наших отцов осквернены! Самое священное оказалось под угрозой! Ведь… - тут Первосвященник замолчал, и пару минут стоял, пытаясь отдышаться. - Я хочу, чтоб с вами говорил Верховный Паладин ордена Священного Пламени Ильдиар.

Самый почитаемый орден в королевстве славился своими мастерами меча, знакомыми с магией Огня. Им не было равных как в одиночных схватках, так и на поле брани. И сейчас на балкон храма выходил их предводитель и духовный лидер.

Ильдиару на вид можно было дать лет сорок. Черные волосы с тонкими прожилками серебряной седины, волевой взгляд, подбородок смотрит в небо. Сверкающая в лучах рассветного солнца парадная кираса была украшена работой талантливого иллюзиониста: на груди, там где сердце, горело пламя, переливаясь и играя нарисованными языками. Свой шлем Паладин держал у локтя.

- Братья! - по толпе прокатился торжествующий крик, убегая куда-то к задним рядам и возвращаясь втрое сильнее. Ильдиар вскинул руку, и все стихло. - Я скорблю, братья. Скорблю всей душой, что нас всех не было в Элагоне!!! - последние слова были выкрикнуты с такой силой, что по площади опять покатились исполинские волны тысяч и тысяч голосов. - Я скорблю, что когда наши братья падали замертво, мы не помогли им! Скорблю, что мы остались в стороне, когда горели их дома, а проклятая нежить добивала женщин и детей! - удар руки, закованной в сталь, по ажурному поручню балкона обрушил несколько камней вниз. - Я скорблю по павшим, но более мне жаль живых, кому жить с такой раной в сердце. Моя скорбь по нас всем!!!

Крики людей отрывались от земли и улетали в далекие небеса. Кричали все: рыцари ордена Златоокого Льва в позолоченных доспехах работы северных мастеров; кричали послушники далеких Серебряных Крыльев, пугая своих прирученных грифонов. Надрывали глотки двухметровые гиганты из Королевской гвардии, которых отбирали в раннем детстве по доброй сотне параметров; что есть сил кричали лучники с озер Холодной Полуночи, о которых говорили, что над их луками колдуют сами эльфы. Разношерстная толпа рыцарей, воинов и простолюдинов колыхалась, как неспокойные воды Западного океана в часы бурь.

Ильдиар снова поднял руку вверх. Медленно, как будто с нежеланием, над площадью воцарилась тишина.

- Но что же нам теперь делать, братья? Неужели мы будем предаваться праздному унынию и плакать на костях погибших? Нет! Нет, ибо враг не остановился в Элагоне и в эти минуты он направляется к столице! - по толпе прошел легкий, и оттого еще более тревожный шум. - Проклятые без устали шагают по берегам Илдера, сжигая попавшиеся на пути деревни! Через шестнадцать дней они будут здесь!

Теперь над площадью повисла плотным покрывалом гнетущая тишина. Воины уже не встречали каждое слово своего предводителя неистовыми криками, все молча смотрели вверх, где на груди Ильдиара горело неугасимое пламя.

- Но я верю. - паладин заговорил тише, но его голос все равно разносился по всей площади. - И верю не в толщу камня стен, не в огромные ворота и неприступные башни, я верю в то, что когда Проклятые подойдут к Гортэну, у нас не дрогнут руки, не упадут наземь луки, мечи и копья, не подогнутся в страхе колени, и мы не рухнем перед ордами Проклятых, как послушные рабы, готовые по превому слову щедрых победителей пасть ниц! Я верю, что наши мечи будут рубить мертвую плоть врагов, а стрелы полетят точно в цель во славу Хранну. Я верю в вас! Верю, что в ваших сердцах горит огонь!

И в небеса взвился последний крик войска. Испуганный ветер разнес его далеко окрест, чтобы все подданные короля услышали, что столица готова к бою, готова победить.

II. Проклятые.

Над низкой пыльной травой, которой зарос левый берег Илдера на многие мили, кружили ласточки. В народе говорили: ласточки прижались к земле - жди беды. Или ураган придет с моря, или болезнь какая с болот подкрадется, или еще чего… Беда не заставит себя ждать: придет непрошеной гостьей, постучит иссохшими пальцами в городские ворота, и уже ничего не скажешь и не сделаешь, останется только молиться Девяти Вечным, чтобы уберегли, не допустили, спасли своих верных слуг…

А ласточки все кружили и кружили, поднимая легкую серую пыль взмахами десятков крохотных крыльев. Беда ждала. Затаилась в двух десятках миль южнее Элагона и ждала.

С южной заклинательной башни, на которой я стоял, открывался вид на несколько миль вперед. Ровной гладью лег перед городом Илдер, несущий свои воды к океану. А где-то за горизонтом, но уже непростительно близко, стояла и ждала приказа многотысячная армия Проклятых, верных бесстрашных солдат, готовых умереть по приказу командиров еще, и еще раз.

Город будут защищать почти двадцать пять тысяч. Мы были готовы встретить врага. Встретить во всеоружии, разбить, откинуть назад, в топи, где им самое место. Но никто не знал, что противопоставят Элагону Проклятые. Ни один разведчик не вернулся, а мое магическое зрение как будто слепло на подлете к позициям мертвых, не в состоянии разглядеть никого из их армии. Предполагали, что Умбрельштадская крепость выставила около тридцати тысяч мертвых, но кто же может сказать, сколько бедных селян некроманты обратили себе на службу по дороге к Элагону. Десять тысяч? Двадцать? Или всех? Когда мы поняли, что происходит, по деревням прошли вербовщики и забрали на защиту города как можно больше людей, способных держать оружие. И не исключено, что в этом бою кто-то из защитников в ужасе узнает в сгорбленной фигуре в темном балахоне свою жену, или престарелого отца, или дочь.

Стоя на южной башне, я видел поле будущего боя как на рельефной карте. Да, все что было можно, сделано. Эвианн Миттернейл, командающий армией защитников, бывалый и умелый полководец, поработал на славу. Больше ничего сделать нельзя. Теперь остается только ждать битвы.

Ближе к вечеру я спустился с башни. На центральной площади Элагона было людно и тихо. Воины готовились к битве. Все жители, кто был способен сражаться, получили оружие и какие-никакие доспехи, из них сформировали ополчение. И сейчас эта пестрая молчаливая толпа думала о предстоящем сражении. Чуть поодаль расположились воины регулярной королевской армии, обученные и физически сильные люди, котовые выйти на поле битвы, хотя для большинства из них этот бой был первым. Над городом курилась едва заметная желтая дымка пыли, укутывая войска защитников в грязно-желтый саван, и как будто смеясь над жалкой попыткой смертных отстоять свой первый и, возможно, последний рубеж. Пыль оседала на лицах, неприятно скрипела на зубах. Я вглядывался в напряженные лица и думал, многие ли из этих людей останутся в живых к завтрашнему утру.

Мои раздумия прервали удары колокола. Набат гремел, возвещая о том, что враг приближается. Гулкие удары эхом отдавались от каменных стен и домов, как погребальный звон над обреченным городом. Я поспешил подняться на южную заклинательную башню.

На башне меня уже ждали мои соратники - маги Первого Кольца, лучшие из магической школы Элагона. Прислужник раздал нам подзорные трубы гномьей работы, легкие, из какого-то светло-серебристого сплава. Не доверяя теперь магическому зрению, мы прикладывали трубы к глазам и всматривались в мутную дымку горизонта. Настроив гномью оптику под свои глаза, я тоже посмотрел на юг, туда, откуда к нам приближалась сама смерть.

Мертвые шли. Шли сплошной черной волной. Левый фланг их армии находился в паре миль от берега океана, правый терялся в желтой степной пыли. В центре их армады я увидел нестройную толпу безликих фигур, окутанных черными балахонами. Они неспешно и бездумно брели вперед. Адепты. Безвольные и бесстрашные, тьма подавила их души и поставила тела себе на службу. Следом за ними широким фронтом шли бесчисленные когорты пехоты Проклятых. Над ними безжизненно висели рваные выцвевшие знамена. Даже мой неискушенный в военном деле взгляд говорил мне, что в этой армии гораздо больше тридцати тысяч, о которых говорила разведка. В предзакатном небе парили какие-то твари, похожие то ли на черных птиц, то ли на крылатых ящериц. На каждой из тварей сидел наездник. Немного слева двигалась кавалерия. Живые ухоженные лошади спокойно шли вперед под своими мертвыми седоками.

На мосту Синены все было давно готово к встрече первой атаки Проклятых. Заняли позиции лучники в башнях, в катапульты были засыпаны груды камня, у второй баррикады выстроились пехотинцы. С трудом представляю, каково на душе сейчас у тех, кто стоит в первых линиях обороны. Эти люди пошли почти на верную смерть, и наверняка догадываются об этом. Их просто сметут, завалят останками, командиры мертвых могут позволить себе любые потери.

А фронт Проклятых тем временем растягивался, деформировался. Фланги начали постепенно отставать, фронт стал похож на исполинскую воронку, в горловине которой должен был оказаться вход на мост. Впереди войска все так же шли адепты, шли неторопливо, неуверенно переваливаясь с одной ноги на другую. Скоро они подойдут на расстояние полета стрелы к сторожевым башням и первой баррикаде, и тогда битва начнется.

Время как будто остановилось. Словно в густом киселе двигались мертвые, беззвучно и неотвратимо. Затаили дыхание защитники города, лишь равнодушное солнце, клонящееся к закату, сквозь желтизну тумана следило за происходящим.

Вдруг я словно услышал, как тонкий резкий звук спущенной тетивы прорезал предвечернюю тишину. За ним еще, и еще один, и уже через полминуты зазвучало слитное пение сотен каленых стрел. Бой за Элагон начался.

III. Орки

Ночь накрыла приграничные степи Со-Лейла непроницаемым покровом тьмы. Серебряные иглы звезд роняли на разогретую жарким днем усталую землю свои скупые лучи. Черные силуэты далёких гор возвышались над горизонтом, закрывая собой низкие северные звезды. На их фоне были почти незаметны сторожевые вышки, протянувшиеся ломаной линией с востока на запад, вдоль хребта Дрикха, старого и мудрого, много повидавшего на своем долгом веку.

Юго-восточные рубежи Ронстрада никогда не были тихим и спокойным местом. Их защищали лучшие воины королевства, солдаты всегда были сыты, одеты, снабжены оружием, а гарнизоны полностью укомплектованы. Регулярно из Восточного Дайкана приходили обозы, снабжая воинов всем необходимым.

Теперь было не так. Новая угроза - Проклятые - давала знать о себе. Все так же приходили обозы, но теперь они не привозили, а увозили припасы, оружие, лучших воинов. Все силы отдавались на борьбу с Проклятым легионом, и до южных рубежей уже не было дела.

Сейчас каждая застава была укомплектована едва ли на половину. Оружия и припасов пока хватало, но командиры застав грызлись с прибывающими интендантами за каждую стрелу. День и ночь суровые десятники тренировали прибывших необстреляных юнцов, которым только предстояло стать настоящими воинами и защитниками королевства.

Сейчас, когда ночь упала на подножия гор Дрикха, защитники спали. Спали бывалые командиры, спали измученные тренировками новобранцы, лишь только на смотровых площадках не смыкали глаз солдаты, стоящие на вахте.

В это время две закутанные в темные плащи фигуры неслышно скользили на юг, пригнувшись, скрываясть по пояс в нетоптаной степной траве. Они двигались настолько незаметно и неслышно, что никто из солдат на вышках даже не заметил никакого движения в волнах ковыля. Впрочем, от солдат эти двое и не прятались.

Предыдущей ночью один из дозорных, самый зоркий или самый выспавшийся, заметил в степи огни. Пока далеко, но проверить следовало. И вот двое лучших разведчиков Третьей заставы, смелые и ловкие воины из числа воспитанников Поющей стали, что на Озерах Холодной полуночи, отправились проверять, что же за загадочные огни привидились солдату.

Упавшая роса приятно холодила уставшие от долгой ходьбы тела. Один из разведчиков обернулся в сторону гор и бросил взкляд на далекие вершины.

- Далеко уже отошли. Сколько по-твоему осталось?

- Еще пара миль, не больше. Похоже тот дозорный просто нажра…

- Тихо! - перебил его напарник. После чего остановился, замер и стал вслушиваться в сырой ночной воздух.

- Там впереди что-то есть… Не пойму пока что… Какая-то возня, глухие удары… Пойдем. Чуть западнее.

Спустя час разведчики поняли, что впереди какой-то лагерь. Непонятый гул доносился все громче, уже были видны огни факелов, ковыль был во многих местах притоптан и еще не распрямился. Разведчики уже не шли - ползли вперед. В который раз разведя руками податливый ковыль, они увидели вытоптанную до земли площадку, освещенную сотней чадящех факелов.

- Орки, - выдохнул едва слышно один.

Не зная об этом, разведчики чудом миновали плотную сеть дозорных. Их взору открылась огромная, около мили в диаметре, проплешина, на которой тут и там стояли наскоро возведенные шатры, обтянутые шкурами. Около многих из них стояли, сидели, лежали орки, поодиночке и группами, вокруг небольших костров. Блики огня отражались от огромных зазубренных топоров и двуручных мечей. Где-то невдалеке орал огромный орк в железном доспехе, пытаясь построить сонных обитателей одного из шатров. Разведчики разглядели внутри круга шатров огороженные вольеры с огромными волками, вокруг вольера ходил смотритель и кидал внутрь внушительные куски мяса. Справа пасся десяток туров, прикованных цепями к вкопанным в землю столбам. Орк с молотом стоял рядом с одним мз них и обивал рога животного железом. Бык крутил огромной головой, пытаясь подцепить орка на рога, но тот каждый раз вовремя отскакивал, и спустя минуту снова приближался к рогам тура с молотом и листом железа в руках. По периметру лагеря три десятка ругающихся орков нарывали оборонительный вал, вставляли в землю остро заточенные колья, укрепляли сухую землю бревнами. Время от времени из ковыля выходили дозорные, и направлялись к одному из шатров, видимо на доклад. Где-то дрались, где-то орали песни на грубом и простом языке орков. Около одного из шатров разожгли огромный костер и жарили на мечах куски какой-то падали. Похоже, орки уже не боялись быть замеченными.

Разведчики отползли назад, под спасительный покров степных трав.

- Плохо, - шепотом сказал один. - Готовят набег. Мне показалось их там не меньше пяти тысяч.

- Да. Такой армии они не собирали давно. У нас сейчас на всей границе вряд ли наберется столько.

- Они строят опорный лагерь. Если они его достроят, у них будет место, куда отходить после атак. Любая попытка догнать и добить обернется провалом…

- Хранн Великий, ну почему именно сейчас? Год назад мы истребили бы их всех играючи, а сейчас…

- Ладно. Надо решать с командирами. Идем назад.

Тихо прокрадываясь под шелестящим покровом трав и спасительной тёмнотой ночи, разведчики начали обратный путь.

IV. Гномы

Четыре дня пути по извилистым тропам гор Дор-тегли не прошли для меня даром. Лошадей пришлось оставить у подножия исполинских пиков, и теперь, в то время как мои провожатые резво поднимались по очередной крутой тропе над обрывом, я едва держался на ногах.

За следующим поворотом тропы, выйдя из-за исполинской скалы, мы наконец-то увидели Северные Врата Ахана, один из трех известных входов в подземное царство гномов. Огромные каменные врата были вырублены прямо в скале, и нависали над тропой, отбрасывая тяжелую давящую тень. Арка, уходящая к далеким вершинам, была исписана непонятными письменами.

Один из моих спутников, кряжистый немолодой гном, показал мне на огромный отбитый кусок арки. Черное каменное крошево валялось поодаль.

- Здесь раньше была начертана клятва в вечном презрении к нам, живущим в предгорьях. Нам было запрещено сюда приходить.

- А почему этот кусок откололи?

- Дор-тегли признали, что были неправы.

Мы подходили все ближе к вратам.

В паре сотен шагов от черной арки мои спутники остановились. Один из сопровождающих меня гномов поднес ладонь ко рту и что есть мочи прокричал какую-то фразу. Потом еще раз. И еще. В ту же секунду огромные каменные створки разошлись, но разошлись ровно настолько, чтобы выпустить закованную в латы фигуру. Это определенно был гном, но его плечи были намного шире чем у моих спутников, а ростом он был ниже их на полголовы. Латы вышедшего отливали странным синеватым блеском, даже под оранжевыми солнечными бликами. Забрало низкого глухого шлема было плотно опущено.

- Дор-тегли приветствуют Предгорных собратьев, - гном в латах прижал руку г груди и кивнул.

- Подгорные приветствуют братьев Дор-тегли, - и мои провожатые повторили жест.

- Братья, зачем вы притащили с собой этот корм для Пожирателей?

Не сразу до меня дошло, что речь идет обо мне. Хорошее начало беседы…

- Относись к нашему спутнику с почтением, - сказал один из моих провожатых. - Он пришел говорить с вашими Старейшинами.

- Этот мешок дерьма? Да он и шагу не ступит за Врата!

Я продолжал молчать, дав гномам возможность разбираться самим.

- Он представляет людских правителей. Этот человек - доблестный воин Хранна.

Гном повернулся ко мне.

- Ваш Хранн - ничтожество, свинная сыть. Мы почитаем только Дрикха Кузнеца. Тебе нечего здесь делать, кусок слабой плоти.

Этого я стерпеть уже не мог.

- Ты хочешь поединка, низкорослый?

- Ха! Поединка? Да ты царапины мне не сделаешь, - гном вытащил из-за спины внушительных размеров секиру из того же металла, что и доспехи. - Что ж, давай. Продержись против меня до тех пор, пока тень гор не скроет вон тот валун, - закованный в перчатку палец указал мне на камень, к которму уже подбиралась тень вершины, - и мы поговорим по-другому.

Я вытащил свой клинок. Мимолетно взглянув на Предгорного, который рассказывал мне про арку, я увидел в его глазах страх и скорбь. Он считал меня уже мертвым. Что ж, посмотрим.

Я пару раз взмахнул своим клинком, подгоняя его к руке, и начал неспешно атаковать. И тут же понял, что связался с противником не по силам. Гном вертел своей секирой как тонкой тросточкой, а удары по клинку я ощущал всем телом. На моем мече, одном из лучших мечей Ронстрада, оставались глубокие зазубрины от ударов гномьего топора.

После минуты боя я все еще блокировал удары гнома, но уже с ощутимым трудом. Клинок окончательно потерял балланс, и уже не был продолжением руки. Мои редкие контратаки разбивались о загадочную синеву доспеха гнома. А тот, как ни в чем ни бывало, продолжал наносить удар за ударом, не думая о защите и постепенно наращивая темп.

Еще через минуту я уже с трудом держался на ногах. Усталость долгого перехода дала о себе знать. Гном атаковал меня все яростней, и в какой-то момент я споткнулся о камень и упал. Гном занес свою секиру над моей головой и ударил. Я откатился и обнаружил, что левый бок упирается в скалу. Рванувшись вправо, я ударился о вовремя подставленную ногу гнома. Посмотрел вверх.

На меня опускалось серебристо-синее лезвие топора. Я закрыл глаза…

…И услышал над собой разочарованный рев. Я повернул голову направо. Камень был в тени скалы.

Гном посторонился и дал мне сесть и отдышаться. Потом протянул руку.

- Вставай, человек. Не сиди на камне, простудишься.

Я встал на ноги, пошатнулся, и, чтобы не упасть, прислонился рукой к скале.

- Ты достойно сражался. Достойно для человека. Как тебя зовут?

- Ильдиар, - выдавил я.

- Я Двинн. Скажи, человек, тебе действительно есть что сказать нашим правителям?

- Да, гном, есть. Мэргон сотрясают невиданные бури. И вы должны услышать о них.

- Хорошо. Ты войдешь, - сказал гном, и что-то коротко выкрикнул.

И Северные Врата Ахана открылись передо мной настежь.

V. Эльфы

Тыловой отряд эльфийских лучников вел горстку израненных, связанных людей через дебри Конкра. Спотыкаясь и падая, пленные шли через почти непроходимую чащу. Когда кто-то, упав, оставался лежать на земле слишком долго, ему в спину утыкалась стрела с наконечником цвета плавленного стекла, и несчастный был вынужден вставать и брести дальше. А если он не мог, если усталость, страх и истощение достигали края, то отряд просто перешагивал через упавшего и шел дальше, оставляя еще живого человека на растерзание диким зверям.

Постепенно лес редел. Бурелом и вековые замшелые деревья сменялись тонкими, уходящими в самое небо соснами, под ногами идущих все чаще пробегали прозрачные ручейки, лучи высоко стоящего солнца касались усталых измученных лиц людей.

Скоро торяд вышел на прогалину, свободную от деревьев, и остановился. Люди поднимали глаза и, несмотря на безумную усталость, застывали в изумлении: им предстало невиданное зрелище - город эльфов, легенда, затерянная в лесах Конкра.

В двух сотнях шагов от края леса стояла стена. Никакого камня, казалось, она была сделана из чистейшего горного хрусталя. Стена отражала солнце множеством изломанных граней, слепила глаза. Никаких ворот видно не было. За стеной возышались стройные башенки, уходящие шпилями высоко в небо, овальные окна смотрели на лес. Строения были сделаны из того же материала, что и стена, игра солнца на тысячах граней создавала прекрасную иллюзию, что троения светились мириадами лучей отраженного и переотраженного тысячи раз солнечного света.

Подняв глаза вверх, люди видели, что над башнями кружат пегасы, красивейшие сказочные животные. Они тнцевали свои прекрасные танцы в синем небе меж шпилей и башенок, рассекая крылами благодарный аэр.

Эльфы не позволили пленникам долго любоваться красотой своей обители. Отряд снова двинулся вперед, к глухой стене эльфийского города. Подойдя ближе, эльф, идущий первым, убрал лук и что-то тихо мелодично пропел. В тот же миг стена перед отрядом изменила форму, стала медленно, лениво растекаться, и вскоре обнажила неширокий, но вполне удобный проход внутрь города. Пленных людей вводили внутрь по двое, и, когда прошли все, стена сама собой щарастила рубец входа и стала снова непреступным монолитом с миллионом граней.

Отряд эльфов вел пленных по своему городу. Люди проходили по кристаллическим прозрачным лесенкам и по изумрудной траве, мимо башенок, уходящих ввысь и темнеющих арок входов. Иногда им на пути встречались жители города, и тогда прекрасные эльфы и эльфийки, брезгливо поджимая губы, смотрели на горстку оборванных, израненных пленных, отворачивались и шли дальше по своим делам.

Вскоре они вышли на огромную площадь, покрытую разноцветными кристаллами. Желтые, зеленые, голубые лучи играли среди граней окружающих площадь строений. Здесь отряд уже ждали. Десяток статных, высоких эльфов с копьями наперевес, и среди них эльф с белыми волосами, волнами спадающими на плечи, и эльфийка, в золотых прядях которой, казалось, жило солнце. Те эльфы, которые привели людей в город, оставили их на центре площади, отошли и взяли горстку людей на прицел

Беловолосый эльф подошел ближе.

- У вас есть главный?

Один из пленных сделал шаг вперед.

- Да. Меня зовут Логнир, я командовал заставой, на которую напали ваши воины.

- Хорошо. Зови меня Витал. Я хочу говорить с тобой.

Эльф сел на кристаллы, покрывающие площадь и скрестил ноги. Человек последовал его примеру.

- Ты хочешь что-нибудь спросить?

- Зачем вы напали на нас? И что с нами будет?

Витал посмотрел человеку в глаза.

- Меньше года назад ваши воины разграбили этот город. Они унесли наши труды, над которыми мы работали столетиями и которые вам не постичь до конца дней. Мы догнали грабителей, но и тогда не все удалось спасти.

- Это было недоразумение. Когда люди пришли в город, он был пуст. Они решили что город заброшен…

- Уже не важно. Меня интересует судьба одной вещи, которую мы так и не нашли на останках вашего каравана. Чаша Времени, сильный магический артефакт, сделанный нами во славу Тиены. Она пропала. Тебе ведома судьба этой чаши?

Логнир попытался вспомнить все, что слышал о том событии. Вспомнил, как на заставу привозили раненых с эльфийскими стрелами в спинах, вспомнил, как приехал гонец из столицы, кричал на всех, запрещая воинам даже приближаться к Конкру, вспомнил, как незадолго до бойни…

Стоп.

- Да, мне кажется я знаю где она сейчас. Незадолго до того, как вы напали на караван, через нашу заставу проскакал всадник. Он сменил у нас коня и сказал, что у него срочное дело к королю. Он говорил прокакой-то кубок.

Эльф наклонился вперед. Глаза его заблестели.

- Ты вернешь нам чашу Времени.

- Но как…

- Замолчи. Ты вернешь ее. Твои люди останутся здесь. Ты поедешь в вашу столицу и вернешь чашу, иначе мы замуруем твоих людей в кристаллы до скончания лет. Ты понял?

- Это невозможно, Витал…

- Это возможно! - выкрикнул эльф. - И ты это сделаешь! Подумай о них! - эльф взглянул в сторону остальных пленников. - Подумай, Логнир…

Что еще оставалось делать…

- Хорошо. Я попробую.

- Отлично. Иди. Тебя выпустят.

Воин развернулся, и, глядя в пол, двинулся назад к стенам. Но не успел он сделать и десятка шагов, как его оборвал голос эльфа.

- Подожди. Еще одно, - он положил руку на плечо эльфийки, которая все это время тихо стояла рядом с ним. - Она пойдет с тобой.

Создан: www.origamisites.ru © ОАО Звезда. Все права защищены. "Кольцо власти" и "Ring of rule" -торговые марки фирмы "Звезда"