| Главная | Анонсы | Новости | Обновления | Рейтинг игроков | Кампания | Контакты | English |
24 сентября 2009
Всероссийская выставка стендового моделизма ?День победы?
подробнее >>>

09 сентября 2009
Игротека на Тишинке
подробнее >>>

16 июня 2008
Долгожданные новинки !
подробнее >>>

28 ноября 2007
С Новым 2008-м годом !
подробнее >>>

17 августа 2006
Эльфийская волшебница в продаже !!!
подробнее >>>

Поиск :
Ссылки :
www.zvezda.org.ru
Звёздный десант
www.ageofbattles.ru
www.ringrule.narod.ru
www.katanatoys.com
Наш баннер :

www.ringofrule.ru

I

Над низкой пыльной травой, которой зарос левый берег Илдера на многие мили, кружили ласточки. Исступленно перекрикиваясь и едва не врезаясь друг в друга, маленькие юркие птички круг за кругом парили в метре от затоптанного запыленного ковыля. В народе говорили: ласточки прижались к земле - жди беды. Или ураган придет с моря, или болезнь какая с болот подкрадется, или еще чего… Беда не заставит себя ждать: придет непрошеной гостьей, постучит иссохшими пальцами в городские ворота, и уже ничего не скажешь и не сделаешь, останется только молиться Девяти Вечным, чтобы уберегли, не допустили, спасли своих верных слуг…

А ласточки все кружили и кружили, поднимая легкую серую пыль взмахами десятков крохотных крыльев. Беда ждала. Затаилась в двух десятках миль южнее Элагона и ждала.

Маги не умирают от старости. Мы умеем продлевать наши жизни почти вечность. И я прекрасно помню, как все началось. Помню, как, будучи еще молод, поддерживал войска величайшего короля Ронстрада Инстрэльда II, помню как мы загнали обрывки армии Темной Империи в Кровавые топи. Я никогда не смогу забыть, что увидел, когда поехал к ним с предложением сдаться. Тогда неведомые силы принесли в жертву целую армию, принесли без жалости и сожаления, оставив на милость благородных победителей только измятые доспехи, закрученные винтами мечи и обескровленные мумии темных легионеров. Помню тот злополучный пир в королевском замке, когда правитель отдал те земли на всевременное пользование паладинам ордена Руки и Меча. Не забыл, как потом паладины обращались за помощью к королю, когда по их рядам прошло косой самой смерти кровавое зачумление. Помню глаза посланца ордена, когда он выходил из тронного зала после отказа короля в помощи, выходил, смотря вниз, на мраморные плиты зала и шепча проклятья. Никогда не забуду, как у стен Умбрельштадской крепости была истреблена элитная тысяча воинов ордена Златоокого Льва, попытавшаяся уразуметь Руку и Меч от исследования наследия Темной Империи. Паладины подняли мертвых из болт и, взлакав сладкой власти, дарованной тьмой, продались ей без остатка. Отсюда берет свое начало история Проклятого легиона. Помню, как владения Проклятых медленно, но верно разрастались. Жуткие следы на моей душе оставили заклинания, эхо которых долетало до Элагона. До сих пор мне иногда снятся страшные магические сражения, когда над океаном раскрывались исполинские черные крылья, а лучи белого света опутывали их, резали на части, искали в заклинаниях некромантов уязвимые места. Мы приводили в действия такие силы, что испуганный океан кипел и отползал на запад, а из бездны вод воздвигались черные базальтовые скалы, со времен сотворения мира покоившиеся на дне. Именно тогда мы открыли для себя эффект кольца. Кольцо Власти повернуло ход этой незримой войны в нашу сторону, и Проклятые на некоторое время затаились в Умберльштадской крепости. Мы слишком поздно поняли, что они готовят вторжение. Именно вторжение, методичный и неотвратимый захват всего Ронстрада, неожиданный, дерзкий ход, и оттого настолько опасный. Меньше чем за два месяца легионы Проклятых прошли огнем и мечем по всему западному побережью, сжигая города и деревни и превращая их жителей в послушных, безвольных слуг. Как снежный ком армия Умбрельштадской крепости шла, увеличивая свою численность с каждой уничтоженной деревушкой; шла на север, к обжитым и богатым землям Срединных равнин.

На пути Проклятых осталось единственное серьезное препятствие на пути в глубь королевства: Элагон. И город магов готов встретить их армию. Надеюсь что готов…

Ласточки продолжали без устали кружить над землей, напоминая о приближающейся беде.

II

С южной заклинательной башни, на которой я стоял, открывался вид на несколько миль вперед. Ровной гладью лег перед городом Илдер, несущий свои воды к океану. Единственным путем посуху через эту преграду был исполинский мост, возведенный почти двести лет назад, в честь разгрома Темной Империи. Его назвали в честь богини света и правды Синены, покровительницы всех правидных свершений. Титаническое сооружение на неохватных опорах, почти милю длиной и шириной в четверть мили держали не только камни, но и специально разрабтоанные магические скрепы. Я следил за их созданием, и поэтому знаю, что мост Синены практически нельзя разрушить, ни физически, ни магически. Да и не повернется ни у кого язык отдать такой приказ, пока есть хоть малейший шанс остановить врага, ведь это не просто путь - это символ, символ праведности нашей борьбы. Исчезнет мост, упадут исполинские каменные глыбы в Илдер - и Синена отвернется от Ронстрада, как когда-то отвернулась от Темной Империи.

На южном берегу при входе на мост с двух сторон стояли две сторожевые башни, не уступающие в размерах городским. Множество темных амбразур близоруко щурились, глядя на юг. В башнях уже находятся готовые к бою две сотни арбалетчиков и молодой маг - иллюзионист, призванный отводить глаза вражеским стрелкам. Ворот, само собой, на мосту не было, поэтому пришлось возвести две каменные баррикады: одну при входе на мост, другую чуть поодаль, ближе к середине реки. Сотня стрелков на первой баррикаде и три на второй, плюс пехота. Еще ближе к центру стоял ряд давно пристреленных катапульт. Они должны будут стрелять как раз в промежуток между баррикадами, когда защитники первой отступят. Рядом с каждым орудием лежала огромная гора крупно колотого камня. Ядра против толпы почти бесполезны, а вот такой “дождик” должен наносить значительный урон врагу. Тонкие и высокие башни на северной стороне моста должны были стать второй позицией всех стрелков, защищающих мост, и поэтому оставались пусты.

Сам город, его стены и ворота, находились в полумиле от моста, на небольшом возвышении. Укрепления Элагона славились на весь Ронстрад: при их постройке один раз за всю истроию королевства к строительству удалось привлечь гномов, которые, как известно, в подобных делах разбираются куда как лучше людей. Гномы запросили за работу совершенно безумное количество золота, и им было заплачено: король и маги не скупились. И за шесть лет город превратился в поистине непроходимое препятствие, в гордый каменный монолит, уступавший разве что Столице, и способный выдержать, как казалось, любой нечеловеческий натиск. Огромные кованые ворота, скрепленные умелыми руками гномов и магией людей, при всей своей тяжести могли в считанные минуты открыться и выпустить одномоментно несколько сотен бойцов. Высокие стены с удобными позициями для обстрела атакующих, башни, которые после постройки проверяли сотней гномьих взрывающихся ядер - все это должно было стать непреодолимой преградой для армии Проклятых.

Город будут защищать почти двадцать пять тысяч. Цифра более чем внушительная. Стрелки, пехота, кавалерия, маги… Из столицы прислали три тысячи тяжелой императорской гвардии, смерть закованная в латы, люди, которых обучали воевать с рождения. С восточных границ прибыли воины Ордена Серебряных Крыльев, всадники на грифонах, чудесных зверях с изумрудной гривой, могучими крыльями и смертоносными снежно-белыми когтями. Считалось, что приручить грифонов невозможно, но Серебряным Крыльям это удалось, и теперь четыре сотни волшебных животных дожидались своего часа в огромном дворе резиденции магов Первого Кольца, устав от ожидания разрывая каменный пол могучими лапами.

Город был готов встретить врага. Встретить во всеоружии, разбить, откинуть назад, в топи, где им самое место. Но никто не знал, что противопоставят Элагону Проклятые. Ни один разведчик не вернулся, а мое магическое зрение как будто слепло на подлете к позициям мертвых, не в состоянии разглядеть никого из их армии. Предполагали, что Умбрельштадская крепость выставила около тридцати тысяч мертвых, но кто же может сказать, сколько бедных селян некроманты обратили себе на службу по дороге к Элагону. Десять тысяч? Двадцать? Или всех? Когда мы поняли, что происходит, по деревням прошли вербовщики и забрали на защиту города как можно больше людей, способных держать оружие. И не исключено, что в этом бою кто-то из защитников в ужасе узнает в сгорбленной фигуре в темном балахоне свою жену, или престарелого отца, или дочь. Ужасно.

Стоя на южной башне, я видел поле будущего боя как на рельефной карте. Да, все что было можно, сделано. Эвианн Миттернейл, командающий армией защитников, бывалый и умелый полководец, поработал на славу. Больше ничего сделать нельзя. Теперь остается только ждать битвы.

<

III

На центральной площади Элагона было людно и тихо. Воины готовились к битве. Все жители, кто был способен сражаться, получили оружие и какие-никакие доспехи, из них сформировали ополчение. И сейчас эта пестрая молчаливая толпа думала о предстоящем сражении. Чуть поодаль расположились воины регулярной королевской армии, обученные и физически сильные люди, готовые выйти на поле битвы, хотя для большинства из них этот бой был первым. Кое-где горели костры кухонь, над головами высились знамена полков.

Берсеркера я нашел там, где и ожидал. Д’ельдир отдыхал, прислонившись широкой спиной к одной из колонн парадного входа в святилище Хранна. Клеймо клана Кровавого Скорпиона на обветренном плече воина чуть заметно светилось. Двуручный меч Д’ельдир лениво придерживал левой рукой, но я знал, что берсеркер никогда, ни при каких обстоятельствах не расстанется со своим оружием. При моем приближении воин повернул голову и посмотрел на меня из-под густых седеющих бровей.

- Они уже рядом, Тиан.

- Я знаю. К вечеру начнется бой.

- Хорошо. Я уже скучаю.

Нам чужды такие слова, но для берсеркера единственное удовольствие - это битва. Ни алкоголь, ни женщины не властны над ним: берсеркер становится собой лишь в пылу жуткой сечи, когда под его ноги падают рассеченные тела сраженных неприятелей а его меч стремительно рассекает полосы пыли вокруг.

- Ночью я опять видел Деккера.

- Я его тоже почувствовал.

- Он осматривал поле будущего сражения на своем гигантском нетопыре. Он стал очень силен.

Берсеркер лишь усмехнулся.

- Я не боюсь его. Я справлюсь.

- Надеюсь.

Совет магов привлек к сражению этого воина без страха и сомнений, заплатил его клану много золота, с одной-единственной целью: Д’ельдир должен был нейтрализовать Деккера. Это имя уже двести лет не сходит с уст. Бывший светлый паладин ордена Руки и Меча, он с благодарностью ушел под знамена тьмы, обретя огромные силы и бессмертие. Это он двести лет назад отдал приказ об уничтожении рыцарей ордена Златоокого Льва, именно он руководил кольцом смерти в тех безумных магических поединках, и теперь он привел многотысячную армию нежити под стены Элагона. Совет Магов полагал, что со смертью Деккера все закончится, и весь Проклятый легион превратится в груду безвредного праха и из Мергона уйдет само воспоминание о Кольце Смерти. Как я надеюсь, чтобы мы оказались правы. И как я надеялся, чтобы Д’ельдир справился…

Берсеркер встал, повел широкими плечами.

- Как только они нанесут свой первый удар, я выйду из города.

- Хорошо. Действуй, как считаешь нужным.

Никто не мог руководить действиями этих воинов. Им только назначали цель, а дальше они действовали на свое усмотрение, как им велит их могучий инстинкт бойца.

Оставив Д’ельдира ждать начала сражения, я пошел дальше по площади, в сторону городских ворот. Над городом курилась едва заметная желтая дымка пыли, укутывая войска защитников в грязно-желтый саван, и как будто смеясь над жалкой попыткой смертных отстоять свой первый и, возможно, последний рубеж. Пыль оседала на лицах, неприятно скрипела на зубах. Я вглядывался в напряженные лица и думал, многие ли из этих людей останутся в живых к завтрашнему утру.

Мои раздумия прервали удары колокола. Набат гремел, возвещая о том, что враг приближается. Гулкие удары эхом отдавались от каменных стен и домов, как погребальный звон над обреченным городом. Я поспешил подняться на южную заклинательную башню.

IV

На башне меня уже ждали мои соратники - маги Первого Кольца, лучшие из магической школы Элагона. Прислужник раздал нам подзорные трубы гномьей работы, легкие, из какого-то светло-серебристого сплава. Не доверяя теперь магическому зрению, мы прикладывали трубы к глазам и всматривались в мутную дымку горизонта. Настроив гномью оптику под свои глаза, я тоже посмотрел на юг, туда, откуда к нам приближалась сама смерть.

Мертвые шли. Шли сплошной черной волной. Левый фланг их армии находился в паре миль от берега океана, правый терялся в желтой степной пыли. В центре их армады я увидел нестройную толпу безликих фигур, окутанных черными балахонами. Они неспешно и бездумно брели вперед. Адепты. Безвольные и бесстрашные, тьма подавила их души и поставила тела себе на службу. Следом за ними широким фронтом шли бесчисленные когорты пехоты Проклятых. Над ними безжизненно висели рваные выцвевшие знамена. Даже мой неискушенный в военном деле взгляд говорил мне, что в этой армии гораздо больше тридцати тысяч, о которых говорила разведка. В предзакатном небе парили какие-то твари, похожие то ли на черных птиц, то ли на крылатых ящериц. На каждой из тварей сидел наездник. Немного слева двигалась кавалерия. Живые ухоженные лошади спокойно шли вперед под своими мертвыми седоками.

Деккера нигде видно не было. Оглянувшись в сторону площади, я увидел, что вход в Церковь Хранна опустел. Берсеркер тоже исчез.

На мосту Синены все было давно готово к встрече первой атаки Проклятых. Заняли позиции лучники в башнях, в катапульты были засыпаны груды камня, у второй баррикады выстроились пехотинцы. С трудом представляю, каково на душе сейчас у тех, кто стоит в первых линиях обороны. Эти люди пошли почти на верную смерть, и наверняка догадываются об этом. Их просто сметут, завалят останками, командиры мертвых могут позволить себе любые потери.

А фронт Проклятых тем временем растягивался, деформировался. Фланги начали постепенно отставать, фронт стал похож на исполинскую воронку, в горловине которой должен был оказаться вход на мост Синены. Впереди войска все так же шли адепты, шли неторопливо, неуверенно переваливаясь с одной ноги на другую. Скоро они подойдут на расстояние полета стрелы к сторожевым башням и первой баррикаде, и тогда битва начнется.

Время как будто остановилось. Словно в густом киселе двигались мертвые, беззвучно и неотвратимо. Затаили дыхание защитники города, лишь равнодушное солнце, клонящееся к закату, сквозь желтизну тумана следило за происходящим.

Вдруг я словно услышал, как тонкий резкий звук спущенной тетивы прорезал предвечернюю тишину. За ним еще, и еще один, и уже слитное пение сотен стрел отправилось в полет, собирать первый смертельный урожай. Бой за Элагон начался.

Создан: www.origamisites.ru © ОАО Звезда. Все права защищены. "Кольцо власти" и "Ring of rule" -торговые марки фирмы "Звезда"